Молим о помощи!

Окажите посильную помощь в строительстве храма

На данный момент задолженность перед строителями за работы по третьему этапу строительства храма составляет:

1 972 689 рублей

1 641 599 рублей

Пожертвовать

Подробно смету можно посмотреть по ссылке

ПОМОГИТЕ ДОСТРОИТЬ ХРАМ!

Помощь можно перечислять на номер карты Сбербанка - 4817 7602 0813 1080
(в платежном поручении в назначении платежа большая просьба указывать: «Перечисления на уставную деятельность»)

Новости Храма

Лесная братия преподобного Сергия

PrepodobniySergieУчениками преподобного Сергия Радонежского основано 40 монастырей. Из них, в свою очередь, вышли ос-нователи еще 50 обителей. Последователи преподобного стремились к уединению, но в любую глушь к ним стекались люди. Монахи снова бежали в глухие леса, но каждый раз, как следы на снегу, оставались по-зади них монастыри. Корреспондент «НС» отправилась по этим следам.
Несмотря на разветвленную сеть железных дорог, Россия — страна, где царствуют рейсовые автобусы. Жи-тели какого-нибудь Судиславля говорят о Рыбинске, Тотьме или Ярославле, как москвичи говорят между со-бой о Новокосине, ВДНХ или Лефортове. И в какие только закоулки не забираются эти дребезжащие допо-топные машины по песчаным и глинистым дорогам! Я следовала на них от села к селу, толкалась в очередях к окошечкам автовокзальных касс, движимая неодолимым стремлением хоть разочек увидеть настоящего отшельника.

AvraamiyАвраамий

В XIV веке ученики Сергия Радонежского разошлись от него пешком, чтобы вдали от своего учителя распро-странить по всей русской земле дух особого, сергиевого монашества, дух пустынножительства, соединен-ный с любовью к людям. Авраамий Галицкий одним из первых принял от преподобного. Сергия Радонеж-ского монашеский постриг. По свидетельству жития, скончался Авраамий в 1375 году в «глубокой старости», значит, он был намного старше Сергия, которому в то время было около 56 лет.
Уйдя по благословению на поиск уединенной жизни, преподобный Авраамий пришел в Галич. Обойдя боль-шое озеро, на котором стоял городок, он нашел место под высокой горой, где решил отдохнуть и помолить-ся. Несколько дней Авраамий просил Божию Матерь, чтобы она указала место его отшельничества. И вот, наконец, он услышал голос, который звал его на гору. Взойдя на нее, Авраамий увидел на дереве икону Бо-жией Матери «Умиление». Он еще усердней начал молиться и… «икона подвижеся на древе и сниде на ру-це преподобнаго, никим же носима». На этом месте Авраамий выкопал себе землянку и остался жить.
Недолго Авраамий оставался в безвестности. Князь галичский Дмитрий Федорович скоро узнал о нем и при-слал Авраамию приглашение к себе в город. Естественно, с иконой. От иконы в Галиче совершались многие чудеса, и князь расщедрился на землю и деньги для монастыря. Этот первый Авраамиев монастырь, в честь Успения Божией Матери, практически занимался тем, что просвещал местный народ — чудь. Когда обитель стала многолюдной, Авраамий опять ушел, но ученики снова его нашли. Так Авраамий был вынужден осно-вать второй монастырь в семидесяти километрах от Галича, в честь положения Ризы Богородицы. Вскоре ис-тория повторилась, и Авраамию пришлось основать третий монастырь на реке Вига во имя Собора Богома-тери. Наконец, в последний раз преподобный совершил попытку жить в уединении, но и тут к нему пришли ученики. В двадцати километрах от третьего монастыря на высоком берегу Чухломского озера близ городка Чухлома возник четвертый Авраамиев монастырь в честь Покрова Богородицы. Он и остался до сего дня.

MonastirVChestPokrovaBogorodiciНад мощами преподобного Авраамия, почивающими в подклете Покровского храма, проносились годы, ме-нялись учреждения: монастырь, детский дом, машинно-тракторная станция, школа и вот опять монастырь. В двадцатые годы чудотворная икона «Умиление», сопровождавшая Авраамия в его трудах и путешествиях, исчезла. Осталась особо почитаемая современной братией монастыря поясная икона преподобного Авра-амия, с чудотворной иконой «Умиление» в руках. Еще сохранились крест с вериг преподобного, древний вышитый покров с его раки и икона Божией Матери «Казанская», которая, по наблюдениям монахов и при-хожан, сама собой обновляется. Вид у нее действительно необычный. Как будто кто-то старательно оттирал копоть с лика, но пока еще не смог оттереть до конца.
Прибыв в Галич, пересаживаюсь на рейсовый автобус до Чухломы. Ехать недалеко, но долго. Разбитые до-роги и заброшенные храмы в лесу сопровождают северный пейзаж за окном.
Солнечная весна 2012-го. Озеро разлилось широко. Далеко на водной глади видны заросли ивняка. Испол-няющий обязанности настоятеля архимандрит Михаил идет на службу в Успенский храм и по дороге благо-словляет паломников: «Вы за водичкой? Должен вас предупредить: вода весной грязная, так что умываться можно, но пить не советую». Особый подвиг монахов Авраамиего монастыря — носить воду из колодезя преподобного в гору в монастырскую поварню. Гора очень крутая. Зимой это особенно тяжело. В девяно-стые годы XX века этот подвиг выглядел так же, как и при преподобном Авраамии. Сейчас над колодезем стоит часовня, по склону устроена лестница со скамейкой для отдыха, но дух монашеского подвига никуда из монастыря не делся. Встречают путешественников строго, но с любовью. Женщинам придется смиряться, в трапезной их накормят только после мужчин.
Сейчас в обители около 30 насельников. Огромные желтые кресты с пятиглавого Покровского храма, по-строенного в1607 году «по вере и обещанию» царя Василия Шуйского над мощами преподобного, стоят в земле за алтарем, как богатыри на заставе. «Когда нашли их, не знали, куда приспособить, вот и поставили на монастырском кладбище», — рассказывает монах-экскурсовод. Среди погребенных в обители — княжна Елена Долгорукова (сестра первой жены царя Михаила Федоровича), основатель дворянского рода Лер-монтовых Джордж Лермонт и все его потомки.
Сумрак маленького, бесстолпного Успенского храма с узенькими окошками-бойницами. Два монаха поют «Величит душа моя Господа». Поют в унисон, гулкими строгими голосами. На «Честнейшую херувим…» го-лоса вдруг, как два крыла, раскидываются в разные стороны, и песня кружит прекрасной птицей под купо-лом древнего храма.

KirirlКирилл

Племянник окольничего Димитрия Донского Косьма очень хотел стать монахом. Москвич, образован, впе-реди карьера, и вдруг такое. Все боялись его постригать: окольничий разгневается. Решился только игумен Махрищского монастыря Стефан. И вот Косьма стал иноком Московского Симонова монастыря Кириллом. Часто в монастырь наведывался игумен Радонежский Сергий. Он приходил в гости к своему племяннику, на-стоятелю Симонова монастыря архимандриту Феодору. Но часто, минуя келью настоятеля, игумен Сергий сперва направлялся в хлебню к Кириллу и подолгу там с ним беседовал.
Однажды Кирилл услышал голос Божией Матери: «Кирилле, иди на Бело езеро. Там уготовано место тебе». Он вышел из монастыря и направился в леса Белозерской стороны, чтобы найти уединенное место для мо-литвы. С ним пошел уроженец тех мест будущий преподобный Ферапонт. Кириллу тогда было 60 лет. Ме-сто, которое они нашли, оказалось труднодоступно и почти со всех сторон окружено водой озера Сиверско-го. Это и было нужно. Они поставили крест, выкопали землянку и срубили себе часовню, а когда начали к ним стекаться люди, монахи решили построить первый каменный храм в обители в честь Успения Пресвя-той Богородицы. Шел 1397 год.

KirilloBelozerskiyMosnastirСейчас Кирилло-Белозерский монастырь представляет собой два монастыря. Как матрешка в матрешке, внутри Успенского находится маленький Иоанновский монастырь. В годы опричнины ссыльные бояре щед-ро жертвовали на обитель, и территория вокруг первого каменного Успенского храма стала обрастать зда-ниями и церквями, а Святая горка, место первых трудов преподобного, на которой было только два храма — в честь Рождества Иоанна Предтечи и преподобного Сергия, — так и осталась за своей оградой.
«Вот по этой тропе братия приходила к Кириллу в келью. Сначала надо было заглянуть в часовенку, может быть, отец там молится, — мы с монахом Даниилом поднимаемся на Святую горку — так теперь называется самая древняя часть обители, где начинал свое жительство Кирилл. Отец Даниил отпирает замок каменного футляра-часовни, под которым уже шесть столетий стоит деревянный неказистый сруб. — Это та самая часо-венка, которую преподобный срубил для себя собственными руками». В часовню нельзя войти, можно только нырнуть под низкий косяк маленькой дверки, сделав таким образом поклон почти до земли. В полу-мраке перед вошедшим предстает крест, сильно потесанный и потерявший форму по краям. «Это паломни-ки. Знаете… Ну, погрызли они его, вот решили его тоже в футляр поставить. Правда, не очень помогает», — как бы извиняясь за почитателей преподобного, говорит отец Даниил. Крест стоит посередине часовенки, занимая почти все пространство. Отец Даниил так и не входит внутрь. Он стоит на коленях в проеме двери и, повинуясь какому-то внутреннему приказу, запевает торжественную мелодию тропаря: «Кресту твоему поклоняемся Владыко…»
За 30 лет управления Кирилла в монастыре собралось 60 человек братии. Скончался Кирилл в 1427 году, оставив обитель процветающей. Братия скорбела и просила Кирилла взять их с собой в мир иной. В течение следующего года по разным причинам 30 человек из братии скончались. Над мощами святого построили храм в честь Кирилла Белозерского, как раз рядом с первым Успенским собором обители, а внутри храма поставили тяжелое и богатое серебряное надгробие. К началу XVIII века при монастыре образовалась целая слобода, из которой вырос впоследствии город Кириллов.
15 сентября 1918 года, Кириллов. Несколько человек идут по старой Горицкой дороге. Впереди епископ Ки-рилловский Варсонофий (Лебедев), с посохом и в клобуке, за ним монахиня и еще четверо мирян. Их со-провождают человек двадцать красноармейцев, толкают прикладами. Вот поворот на учебное стрельбище, к горке Золотухе. Больше сомнений быть не может. «Нас ведут на нашу голгофу», — спокойно говорит епи-скоп. Выстроили всех в ряд. Воздев руки к небу, владыка молится. Вокруг звучат выстрелы и падают люди, епископ читает над их телами молитву на исход души от тела. Его самого пули пока не достают. «Да опусти ты свои руки!» — подбегает раздраженный красноармеец. Владыка поворачивается к нему лицом, опускает руки: «Аминь. Я закончил. Теперь заканчивайте вы». Красноармеец расстреливает епископа в упор.
Тело владыки Варсонофия верующим не отдали, похоронили его в общей могиле на стрельбище. К началу Великой Отечественной войны в Кириллове не осталось ни одного священника и монаха.
В девяностые годы началось возрождение монастыря. Первую литургию совершили в храме преподобного Сергия Радонежского. Ныне монастырь сосуществует с музеем, из храмов действуют Сергиевский (только летом) и Кирилловский (круглый год). Места для приема и размещения большого количества паломников в монастыре пока нет. Одной из новых традиций обители стал ежегодный крестный ход 15 сентября к месту расстрела епископа Варсонофия Кирилловского, причисленного к лику святых.


SvyatotroickiyPavloObnorskiyПавел


Значительно удалившись от указателя со стрелочкой на Свято-Троицкий Павло-Обнорский мужской мона-стырь, автобус Вологда-Рыбинск останавливается на трассе, в часе езды от городка Грязовец. Стрелочка ука-зывает в лес, но туда ведут два поворота. Попробуй выбрать, куда сворачивать, если проверить свой выбор можно будет, только пройдя километров пять. Собственно, на этом расстоянии от трассы и находится древ-ний монастырь, основанный преподобным Павлом Обнорским в 1414 году.

Дождливый промозглый вечер. На трассе — никого, только девушки на обочине. Время не ждет: надо успеть пройти пешком пять километров, все посмотреть в монастыре, вернуться пешком на трассу и пере-хватить автобус в обратную сторону. Иначе на московский поезд я не попадаю. «Девчонки! Не подскажете, как до монастыря дойти?» — обращаюсь я к ним. «Ой, да вы не туда поворачиваете! Вам вот на Косиково на-до. Так прямо пойдете и в монастырь упретесь!» — орут мне девицы сквозь шум автострады.
Лесная дорога делает плавный изгиб, теряется под горой и выныривает из глубокого оврага, открывая стройный сосновый бор на противоположной стороне и небольшой поселок с несколькими каменными строениями. Эти строения и есть Павло-Обнорский монастырь, в прошлом один из самых больших монасты-рей Русского Севера. В 1924 году основной Троицкий храм монастыря был уничтожен, а его иконы, некото-рые из которых написаны самим Дионисием, конфискованы в Третьяковскую галерею, Русский музей и Во-логодский музей-заповедник.
Преподобный Павел был родом из Москвы. Он тоже один из первых учеников игумена Радонежского, как и Авраамий, даже одно время нес послушание у него в келье. 15 лет Павел жил отшельником недалеко от Троицкой обители, но к нему стали стекаться люди, и он испросил у преподобного Сергия благословение удалиться еще дальше в непроходимые леса. Согласно житию, три года Павел прожил в Комельских лесах в дупле огромной липы, прежде чем, «Богом водимый», отправился по реке Нурме и нашел на ее берегах пустынное место для нового жительства.

SergiyNuromskiyВ XIV веке северные леса были наполнены отшельниками. Еще один ученик преподобного Сергия, Сергий Нуромский, нашел Павла, безмятежно кормящим лесных птиц. Некоторые из пташек запросто сидели у Пав-ла на голове. С тех пор началась у Павла с Сергием дружба, в память которой в Павло-Обнорском монастыре впоследствии поставили часовню. Вскоре в лесное уединение Павла опять пришли любители безмолвия. Делать нечего, не хотел сначала Павел их пускать к себе, но вспомнил, что Сергий, его учитель, наставлял всех любить и никому не отказывать в помощи, и решил основать монастырь в честь Святой Троицы. Поста-вив во главе обители другого монаха, он продолжал жить в своей келье. В январе 1429 года преподобный Павел скончался.
Настоятель игумен Амфилохий, инок и четыре трудника стоят на половичках перед скромным надгробием преподобного Павла в деревянной часовне на месте взорванного в 1930 году храма преподобных Павла Об-норского и Сергия Радонежского. Молебен у мощей после вечерней службы длится недолго, потом все прикладываются к надгробию, под которым лежат мощи преподобного. На пути от часовни к трапезной на-стоятель распутывает поручи, складывает их в карман, внимательно слушает рассказ о цели позднего визи-та. «Фотографировать — пожалуйста. А ночевать мы женщин не оставляем», — решение настоятеля сурово, но справедливо. Не для того живут в лесу четыре монаха, чтобы женщинам приют давать.
Выхожу за ворота монастыря. Надо скорее на трассу. Дождь уже промочил куртку насквозь и темной заве-сой окутывает лес. С приближением ночи растет вероятность ночевки в лесу. Одна надежда на преподобно-го, авось как-нибудь все устроит. Из-за горы выезжает машина.
— Не подкинете до трассы?
— Может, вас сразу в Грязовец отвезти? Вам там куда, к вокзалу или на автобус?
…Вечерний грязовецкий вокзал. До поезда на Москву два часа. Сижу на вокзале, поедаю вкуснейшие плюш-ки, полученные в дар от добрых людей, подобравших меня на дороге. Про себя молюсь — благодарю пре-подобных за благополучное завершение моего экстремального путешествия. Главное — не сомневаться и положиться на наших святых. Они уж точно не подведут!
Источник

 

Сбор средств на строительство Храма

Братья и Сестры для строительства фундамента будущего Храма необходимо вывести коммуникации из под пятна застройки, а так же подключить Храм к водоснабжению и теплоснабжению.
Заключен контракт на проведения работ, сумма очень большая, спонсоров строительства у нашего будущего Храма нет, поэтому без Вашей помощи мы не сможем построить Храм.

Подробнее

Прогресс сбора средств

Сбор средств на нулевой цикл
Сбор закончен
Сбор средств на второй этап строительства
Сбор закончен
Сбор средств на обеспечения водоснабжения
71%
Сбор средств на третий этап строительства
56%
Сбор средств на колокола
31%

Адрес

Москва, пересечение улиц Каховка и Азовская

Контакты

Телефон: +7 (963) 770-33-70
Email: oamelin1@yandex.ru

Режим работы

Храм открыт ежедневно с 8.00 до 19.00 часов.